Опрос

Как Вы оцениваете деятельность Верховной Рады Украины?

Положительно

47
4.5%

Более положительно, чем отрицательно

138
13.3%

Нейтрально

68
6.6%

Более отрицательно, чем положительно

146
14.1%

Отрицательно

637
61.5%
Проголосовало 1036 человек.
Архив голосований

Процесс государственной идентификации Приднестровья


С древнейших времен на землях современной Приднестровской Молдавской Республики (ПМР) жили различные племена и народы. В раннем Средневековье здесь проживали славянские племена – уличи и тиверцы, а также кочевники-тюрки – печенеги, половцы. Длительное время эта территория была частью древнерусского государства и галицко-волынского княжества, а с XIV века – Великого княжества Литовского. В конце XVI века Северное Приднестровье входило в состав Братславского воеводства Польши. В XVIII веке, в ходе второго раздела Речи Посполитой оно отошло к Российской империи. Южное Приднестровье являлось частью Золотой Орды, Крымского ханства, а по Ясскому мирному договору 9 января 1792 года стало частью Российской империи. С конца XVIII века Россия начала эти земли интенсивно осваивать. Более того, власти поощряли иммиграцию болгар, греков, молдаван, немцев, армян и других переселенцев. После Октябрьской революции и до 1940 года большая часть территории нынешней Приднестровской Молдавской Республики находилась в составе Украинской ССР в качестве Автономии.

2 августа 1940 года на VII сессии Верховного Совета СССР был принят Закон об образовании союзной Молдавской Советской Социалистической Республики, в состав которой вошли не только Приднестровье, но и земли Бессарабии. С развалом Советского Союза Молдавия раскололась на Республику Молдова (РМ) и Приднестровскую Молдавскую Республику (ПМР).

Раскол Молдавии не прошел безболезненно. Дело дошло до трагических военных столкновений. Самоотверженная борьба приднестровцев с «молдавскими агрессорами» достаточно убедительно свидетельствует о непримиримости двух сторон с точки зрения совместного их проживания. Прекращение военного конфликта благодаря вмешательству 14-й Армии Вооруженных Сил Российской Федерации спасло регион от более масштабных боевых действий и массового уничтожения населения, проживающего по разным берегам Днестра. В настоящее время военный мобилизационный ресурс Приднестровья является важнейшим фактором, который определяет мирное развитие ПМР в сложных современных условиях. В то же время при всех метаморфозах постсоветского развития Приднестровье выстояло, и приобрело все основополагающие признаки самостоятельного государства. Вопрос заключался лишь в том, какой правовой статус должна иметь вновь образованная и реально существующая Приднестровская Молдавская Республика.

Процесс государственной идентификации Приднестровья имеет свою внутреннюю логику. Содержание ее в наиболее общем виде представляется следующим.

Прежде всего, руководство ПМР проблемы своей государственной идентификации в начале 90-х годов решить традиционно-правовым путем не имело никакой возможности. Развал Советского Союза фактически означал в том числе, и насильственную ломку существующих норм международного и отечественного права.

Ответственность за развал международного права должны в первую очередь нести западные страны. С одной стороны, они подписали Хельсинское соглашение (1975 г.), в котором государства Европы, США и Канады взяли на себя обязательства сохранения нерушимости послевоенных границ, и «воздерживаться от любых действий, нарушающих это право». С другой стороны, такие международные обязательства вероломно и безнаказанно нарушались. Экс-президент США Б. Клинтон на совещании начальников штабов в 1995 году говорил, что их «политика в отношении СССР и его союзников убедительно доказала правильность взятого нами курса на устранение одной из сильнейших держав мира… Мы добились того, что собирался сделать президент Трумэн с Советским Союзом посредством атомной бомбы». (См.: Голос единства, октябрь 1997, № 6). Аналогичные заявления, свидетельствующие о несоблюдении «Хельсинских Соглашений», были сделаны и многочисленными другими лидерами западных стран, особенно ярко – М. Тэтчер, Дж. Мейджером, Зб. Бжезинским.

Западные государства, торжественно провозгласив о «незыблемости послевоенных границ», в то же самое время, повторим, эти границы «уничтожали» на практике. Как известно, такая политика привела к величайшей катастрофе современности... Именно она породила на постсоветском пространстве фактически все региональные конфликты. В таких условиях осуществлять государственную идентификацию на основе международного права было невозможно в принципе, поскольку само это право было разрушено до основания.

Следует специально обратить внимание и на тот факт, что разрушение основ международного права сочеталось с несоблюдением соответствующих законов внутри самого Советского Союза. Как известно, существовал Закон «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР». Этим Законом юридически определялись принципы и механизмы выхода республики из состава союзного государства. Закон был беспрецедентно нарушен, что, полагаем, делает развал СССР и образование новых постсоветских государств фактически нелегитимным. Вполне возможно, наступит время, когда кто-то персонально понесет за это правовую ответственность. По крайней мере, юридическая оценка такому антиправовому историческому факту должна быть дана однозначно, поскольку нарушение указанного Закона привело к особо тяжким последствиям не только на постсоветском пространстве, но и во всем мире.

В условиях разрушения международного права и законов, действовавших на территории СССР, руководство Приднестровья избрало единственно в то время обоснованный путь – построение самостоятельного демократического государства, опираясь на собственные силы. Такое государственное строительство осуществлялось на принципах народовластия, и абсолютно соответствовало «Всеобщей Декларации прав человека», которая является универсальной и общепринятой основой построения взаимоотношений между людьми. Вопрос стоял лишь в механизмах практической реализации этих прав.

Было принято решение – все судьбоносные вопросы приднестровцев решать, основываясь исключительно на основе волеизъявления народа путем проведения всенародных опросов, или референдумов. Референдумы, как известно, наряду с выборами являются важнейшей формой прямой демократии, а их результаты – обязательными для исполнения.

Начиная с 1989 года, в Приднестровье проведено семь референдумов. Это больше, чем за аналогичный период в самой демократической стране, – Швейцарии, – где референдумы традиционно рассматриваются как важнейший институт управления страной.

Современная Приднестровская Молдавская Республика является следствием реализации волеизъявления проживающих там народов, высказанного на референдумах. Согласно переписи 2004 года в Приднестровье проживает 31,9% молдаван, 30,3% – русских и 28,8% – украинцев, а также проживают белорусы, болгары, гагаузы, армяне, татары, немцы, евреи и другие национальности. Аналогичный национальный состав сохраняется до настоящего времени. При этом обращает внимание беспрецедентная активность участников всех голосований и устойчивость позиций, полученных в ходе всеобщих опросов.

17 сентября 2006 года в ПМР проведен референдум, на который было вынесено два особо судьбоносных вопроса: «Считаете ли вы возможным сохранение курса на международное признание Приднестровья и вхождения в состав России?» и «Считаете ли вы возможным вхождение Приднестровья в состав Молдавии?». В референдуме приняли участие 78,6% граждан. По первому вопросу «за» высказались 97,0%, принявших участие в голосовании. «Против» – 2,3%. По второму вопросу – «за» высказались 3,4% приднестровцев, «против» – 94,6%. Не смогли определиться с выбором 2%. Референдум прошел абсолютно с соблюдением всех демократических норм и правил его организации, что было подтверждено «экзит-полами» и наблюдателями из многих стран. В частности, итальянцы Стефанио Верноле и Альберто Аскари, представлявшие журнал «Евразия», выразили надежду, что ЕС подтвердит и признает результаты голосования. По их мнению, голосование полностью соответствовало демократическим принципам. В свою очередь, международный наблюдатель от Франции, известный писатель Ив Батай, подтвердил демократичность референдума, отметив, что европейское общество его все же не признает «из-за американского влияния» (Грани.ру.18.09.2006). Действительно, США, ОБСЕ, Европейский Союз, Республика Молдавия и ряд других организаций объявили референдум незаконным и недемократичным. Убедительных аргументов, обосновывающих такую позицию, не приводилось.

Таким образом, после развала Советского Союза, разрушения основ международного права, определявшего нерушимость границ в Европе, а также в условиях нарушения законов Союза ССР, население Приднестровья безальтернативно определило свой самостоятельный путь государственной идентификации. И сделано это было образцово-демократически, с учетом всенародного волеизъявления людей. Приднестровцы фактически единогласно высказались за создание собственной государственности, с последующей реинтеграцией с Россией.

Кто препятствует, или что не способствует развитию Приднестровья в современных условиях демократическим путем?

Прежде всего, однозначно препятствуют те, кто нарушает принципы демократии и свободное волеизъявление граждан. В данной ситуации, как свидетельствуют факты, это деструктивная деятельность отдельных западных стран и организаций, в которых слова расходятся с делом. В частности, в инаугурационной речи 21 января 2013 года Президента США Барака Обамы специально подчеркивается: «Мы будем поддерживать демократию везде – в Азии и Африке, в Северной и Южной Америке и на ближнем Востоке, поскольку наши интересы и наше самосознание требует от нас действий в помощь тем, кто стремится к свободе». Заявление Президента США – четкое и справедливое. Но, в то же время, почему оно не применимо к Приднестровью, которое стремится именно к такой «демократии» и «свободе»?

Второе. Препятствуют современному цивилизованному развитию Приднестровья и те, кто отказывает приднестровцам в утверждении собственной государственности. Фактически здесь проявляются попытки запрета народу на «самоопределение» и «права на гражданство» (Статья 15 «Всеобщей декларации прав человека»). Более того, это – нарушение прав человека в части реализации «права иметь собственное Отечество», которое уже реально исторически сформировалось. У приднестровцев, как и у миллионов других граждан бывшего СССР, насильственно отняли Родину, а сейчас насильственно препятствуют ее восстановлению.

Приднестровская проблема, повторим, – есть следствие нарушения международного и отечественного права. Это также неоспоримый исторический факт. В то же время при современных процессах государственной идентификации Приднестровья зарубежные страны и «борцы» за доминантность «верховенство закона» учитывать это, по всей видимости, не хотят. Политическая целесообразность здесь ставится выше процессов демократического самоопределения. В данном случае сознательно создаются препятствия в восстановлении должного правопорядка с учетом интересов местного населения. Приднестровцам таким образом отказывают как в «демократии», так и в строительстве собственного «правового государства», игнорируя при этом исторически сложившиеся реалии.

Третье. Не способствует решению приднестровской проблемы, очевидно, и непоследовательность политики правящих элит современной России. Следует специально отметить, что если западные страны де-факто выступают против демократического пути решения приднестровской проблемы, то либерально-демократические элиты России в данном вопросе ведут себя крайне дуалистически.

Сотни тысяч соотечественников просят Россию о помощи, обращаясь к ней как к своей исторической Родине, но желаемых результатов от таких просьб пока не получено. В свое время Россия, жертвуя воинами-миротворцами, уже защитила приднестровский народ от военной агрессии, что делает ей честь и славу. И сейчас республике оказывается существенная материальная и гуманитарная поддержка. Но этого недостаточно с точки зрения стратегической определенности. В Приднестровье надеются на большее – на воссоединение с Россией. Именно об этом свидетельствуют результаты референдумов. И в этом им не может запретить никто, потому что для них Россия – своя страна, от которой они искусственно оторваны. Заявления официальных лиц, что Российская Федерация выступает за объединение Молдавии и Приднестровья в единое государство с особым статусом для ПМР, вызывают у приднестровцев недоумение и внутреннее неприятие. Реинтеграция Молдовы и Приднестровья теоретически возможна лишь при одном условии – совместного вступления в Таможенный Союз и реальным сближением с Россией. В противном случае, открывается путь к углублению региональной конфликтогенности.

Четвертое. Мешает демократическому самоопределению Приднестровья и существующий в настоящее время «молдавский раскол». Правящие элиты Молдовы стремятся в Евросоюз, а наиболее радикальные – к присоединению к Румынии. Приднестровцы категорически против, и никогда с такой перспективой не согласятся, если она будет распространяться и на них. Гагаузы также просят защиты их от возможной «румынизации», и в большинстве своем выступают за интеграцию с Россией. В самой нынешней Молдове по вопросу «евроинтеграции» нет единства. Как быть в этой ситуации? Полагаем, что начинать надо с того, чтобы народам бывшей Советской Молдавии предоставить право самостоятельно, без посредников, определиться, как им жить дальше. Будет вполне демократически, если народы сами решат, как им обустроить свою жизнь и в каком государственном образовании. Так можно решить не только приднестровскую проблему, но и «молдавский вопрос» в целом.

Пятое. Демократическому решению приднестровской проблемы, как и многих аналогичных других на постсоветском пространстве, явно не способствует отсутствие должного международного права. Права, по аналогии с тем, которое было установлено в 1975 году «Хельсинскими соглашениями», о чем мы уже упоминали.

Очевидно, назрела необходимость созыва нового Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, которое могло бы не только дать правовую оценку последствиям «холодной войны», но и привести нормы международного права в соответствии с новыми историческими реалиями. Это явилось бы важнейшим условием для бесконфликтного завершения процессов самоидентификации народов на территории разрушенного Советского Союза, Югославии, как равно и других стран. В том числе, это явилось бы и важнейшей правовой предпосылкой для окончательного решения вопросов, связанных с определением статуса Приднестровской Молдавской Республики.

Таким образом, анализ развития демократических процессов в Приднестровской Молдавской Республике показывает, что они искусственно сдерживаются либерально-демократическими силами, и именно теми, кто больше всего говорит о необходимости соблюдения «демократии».

Где выход из сложившейся ситуации? Древние мудрецы говорили, что всякий «выход» находится там, где и «вход». В данном случае, приднестровскую проблему можно решать только путем, противоположным разрушениям, навязанным ему более двадцати лет назад. В настоящее время население ПМР не желает жить без России. Так кто же этому мешает? Демократия, или еще кто-то?

Полагаем, что более чем назрела необходимость признать право людей на организацию их общественной жизни в соответствии с теми принципами и нормами, которые, по крайней мере, определяются классическим, апробированным временем содержанием понятий «права человека» и «правом выбора своего гражданства».

Международная социологическая корпорация «SU»





Комментарии: 0

Размещая комментарий на этом ресурсе, Вы соглашаетесь с правилами форума. Проявление неуважительного отношения к участникам форума, высказывания оскорблений личного или общего характера в адрес участников форума, публикация текстов, определяемых как разжигающие расовую, национальную, религиозную, социальную рознь запрещены.

Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин, в случае, если Администрация форума сочтёт это необходимым. Если Вы не согласны с правилами форума – рекомендуем Вам не размещать комментарии на нашем ресурсе.

Если вы впервые решили написать комментарий, введенные имя пользователя и пароль будут закреплены за вами.