21/02/202418:27

Аналитика

17.12 12:34 Интервью Посла России Евсикова монгольскому информационному порталу Newspress.mn

Вопрос 1. Судя по Вашему опыту работы, Вы много лет проработали в Китае. А сейчас уже прошло 7 месяцев с тех пор, как Вы заступили на пост Чрезвычайного и Полномочного Посла России в Монголии. Как впервые Ваша жизнь оказалась связана с Монголией и когда были здесь в первый раз?

По дипломатической работе с монгольской тематикой я столкнулся лет 15-20 тому назад, когда начали появляться проекты пересекающих Монголию газопровода, нефтепровода, линии электропередачи и даже водопровода, идущих из России в Китай. Приходилось оценивать их перспективы с «китайского угла». Тогда в Пекине к ним относились довольно скептически, опасаясь, видимо, возможных осложнений со стороны транзитного партнера – перед глазами у китайцев были постоянные разборки между Россией и Украиной, связанные с транзитом газа из России в страны Евросоюза. Кстати, нынешнее согласие Китая на сооружение трансмонгольского газопровода ясно свидетельствует о существенном росте взаимного доверия в отношениях КНР и Монголии, что меня не может не радовать.

Тогда же впервые прозвучали предложения запустить через Монголию из Китая турмаршрут «Новый чайный путь» (сейчас он официально называется «Великий чайный путь»). К практической реализации этого проекта Китай, Монголия и Россия начали подступаться только сейчас.

Ну а колоссальный транзитный потенциал Монголии для меня был очевиден уже в конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века, когда я дважды проехал через Улан-Батор на поезде из Пекина в Москву. Правда, в монгольской столице за пределы вокзала не выходил.

Вопрос 2. Посол И.К.Азизов работал в Сингапуре и Малайзии, в других азиатских странах с, одним словом, большой китайской диаспорой. А у Вас большой опыт работы в Китае, верно?

Да, Китаю я отдал всю свою профессиональную жизнь. Причем все время я занимался главным образом вопросами двустороннего практического сотрудничества. За последнюю четверть века с китайскими партнерами нами был создан уникальный для современных международных отношений механизм системного планового многоуровневого взаимодействия, который охватывает все без исключения сферы и позволяет двум странам уверенно двигаться в будущее. Этот опыт я хотел бы использовать во время работы в Улан-Баторе. Знание Китая для дипломатической службы в Монголии важно и с учетом огромной роли вашего южного соседа в социально-экономическом развитии страны как главного экспортного рынка и крупнейшего внешнего инвестора. Кроме того, наши три страны заявили о стремлении создать экономический коридор Россия-Монголия-Китай.

Вопрос 3. Каким вопросам Вы планируете уделить внимание для улучшения двусторонних отношений и выведения их на новый уровень за время работы Послом в Монголии?

У наших стран есть все необходимое, чтобы развивать широкое взаимовыгодное сотрудничество. В отношениях России и Монголии нет исторического конфликтного потенциала. Они опираются на многолетние традиции дружбы и добрососедства, боевого братства, выкованного в сражениях с фашизмом и милитаризмом, помощи в создании «с нуля» целых отраслей народного хозяйства, в закладке фундамента систем здравоохранения и образования Монголии.

Подтверждением обоюдного стремления наших стран и народов к укреплению связей является заключенный в 2019 году бессрочный Договор о дружественных отношениях и всеобъемлющем стратегическом партнерстве.

На посту Посла России в Монголии, как и мои предшественники, намерен продолжать способствовать углублению взаимопонимания и взаимодействия по всем интересным для сторон направлениям, на международных площадках, в торгово-экономической, гуманитарной, природоохранной и иных областях.

С удовлетворением отмечаю активизацию двустороннего политического диалога, прежде всего на высшем и высоком уровнях. Весьма «урожайными» были, например, первые два месяца осени этого года – в сентябре состоялся визит в монгольскую столицу делегации во главе с председателем Государственной Думы, в ходе которого прошло первое заседание двусторонней межпарламентской комиссии. В октябре в Пекине «на полях» форума высокого уровня «Один пояс, один путь» встретились главы государств, а в Бишкеке «на полях» заседания совета глав правительств Шанхайской организации сотрудничества – наши премьер-министры. Тогда же в Улан-Баторе успешно прошло юбилейное 25-е заседание Межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству.

Приоритетом считаю укрепление создававшихся многими поколениями граждан наших стран отношений взаимной симпатии и уважения, сохранения позитивного образа России в сознании монголов и позитивного образа Монголии в глазах россиян. Для этого следует уплотнять контакты в гуманитарной области. В сфере образования продолжим содействие в подготовке монгольских специалистов в вузах России. Сейчас наше правительство ежегодно выделяет для Монголии 620 бюджетных мест. Это одна из самых больших квот для зарубежных стран, а если пересчитать ее на душу монгольского населения – то самая большая. Параллельно, как я надеюсь, мы запустим и механизм подготовки в России монгольских специалистов среднего звена в наших профессионально-технических учебных заведениях. Для этого, в том числе, следует поддерживать на должном уровне преподавание русского языка в монгольских школах, включая действенную помощь с нашей стороны в подготовке и регулярном повышении квалификации монгольских преподавателей русского языка, обеспечении их современными учебными пособиями, совместную разработку и издание всей линейки школьных учебников русского языка специально для монгольских школ.

Подзатихли в последнее время обсуждения таких перспективных, на мой взгляд, тематик взаимодействия в образовательной области, как совместные программы двойных дипломов российских и монгольских вузов по некоторым специальностям (например, по творческим специальностям и специальности «русский язык и литература»), создание в Монголии совместного вуза (почему бы не подумать, например, о таком вузе или для начала техникуме горнорудной технической специализации в Эрдэнэте).

Большой взаимный интерес имеется к продолжению спортивных обменов, причем не только по таким традиционно популярным в наших странах видам, как борьба. Активнее можно было бы развивать сотрудничество, к примеру, в области хоккея с шайбой и с мячом.

Недостаточным считаю сотрудничество в сферах телевидения, кинематографии, издательской деятельности, современной эстрады, дизайна. Раньше в Улан-Баторе, насколько я знаю, часто и подолгу выступали советские цирковые коллективы. Почему бы не вернуться к такой практике? Нынешнее поколение монгольских детей уже не знает добрых советских мультфильмов. Надо бы создать для этого соответствующие условия, тем более, что в основном они наверняка уже ранее были переведены на монгольский.

В экономике следовало бы активно использовать транзитный потенциал Монголии. Я имею в виду в первую очередь взаимовыгодное сотрудничество по развитию центрального железнодорожного коридора Наушки – Замын-Ууд и созданию восточной железнодорожной вертикали из Забайкальского края России до Чойбалсана и далее до Бичигта на границе с КНР, увеличение автоперевозок из Китая в Россию по имеющимся дорогам как через Улан-Батор, так и через Западную Монголию в соответствии с трехсторонним соглашением об автомобильных перевозках.

В энергетической сфере в проработке «проект века» – трансмонгольский газопровод. Его реализация помимо прочего позволит приступить к газификации Монголии. Считаю необходимым и далее максимально ответственно подходить к вопросу обеспечения стабильных поставок из России автомобильного и авиационного топлива. В повестке дня остается тема реконструкции монгольских объектов электроэнергетики, построенных при техсодействии бывшего СССР. Сейчас конкретно речь идет о модернизации столичной ТЭЦ-3. Надеюсь, что сторонам удастся согласовать финансовые параметры проекта. Прозвучала недавно и новая тема – возможное сооружение в Монголии АЭС малой мощности российского дизайна.

Не могу не упомянуть и вопрос, который особенно волнует монгольских партнеров – вопрос смягчения дисбаланса во взаимной торговле, в которой 96 % стоимостного объема приходится на российский экспорт. Решить его за счет поставок продукции угольной и горнорудной промышленности, которая составляет основу экспорта Монголии, не получится – Россия сама ее в достаточных количествах производит и экспортирует. Поэтому достигнута договоренность двигаться в направлении обнуления или радикального снижения ввозных пошлин на товары традиционного монгольского несырьевого экспорта: шерсть, включая кашемир, изделия из нее, кожа и кожевенные изделия, мясо и мясопродукты. Для этого будет разработано временное соглашение между ЕАЭС и Монголией о свободной торговле по упомянутой номенклатуре товаров. Хотел бы разъяснить, почему соглашение с ЕАЭС, а не двустороннее с Россией. Дело в том, что Россия, как и другие члены ЕАЭС, при вступлении в организацию и формировании единого экономического пространства передала в ведение ЕЭК часть полномочий относительно регулирования внешнеторговой деятельности. Это означает, что получение Монголией сколь-нибудь значимых преференций возможно только при условии достижения соответствующих договоренностей с ЕАЭС.

Со своей стороны, считаю Монголию перспективным партнером ЕАЭС. Думаю, углубление экономической кооперации и ослабление взаимных торговых барьеров между Монголией и ее ближайшими соседями, такими как Россия, Казахстан и Киргизия, полностью отвечает ее национальным интересам.

Касательно поставок мяса, то для этого с монгольской стороны предстоит усилить профилактические меры ветеринарного характера с прицелом на создание условий для масштабного импорта из Монголии в Россию и другие страны ЕАЭС животноводческой продукции. С российской стороны также предложено использовать наши площадки интернет-торговли для продвижения на рынок ЕАЭС, включая Россию, монгольских кашемировых и кожевенных изделий. Есть возможность беспошлинного ввоза в страны ЕАЭС по этому каналу товаров для личного пользования стоимостью до 1000 евро.

Есть немало и других интересных направлений взаимодействия в экономике. Но чтобы оценить их перспективы надо чаще встречаться нашим экономическим чиновникам и особенно предпринимателям. Пока таких встреч явно мало.

Очень важная область – природоохранное сотрудничество, учитывая тесную взаимосвязь экосистем приграничных территорий двух стран. Здесь необходимые механизмы кооперации имеются. Отметил бы от себя только одну тему, требующую дополнительного внимания – совместная охрана снежного барса, который обитает как раз в российско-монгольском приграничье.

Вопрос 4. Вы говорили, что будете уделять внимание проекту строительства транзитного газопровода, а также превращению УБЖД в дорогу, отвечающую современным логистическим требованиям путем повышения доходности АО «УБЖД», проведения модернизации и строительства новых веток. Ведутся ли в настоящее время какие-либо переговоры по данному вопросу?

Переговоры ведутся по обоим направления. Проекты строительства трансмонгольского магистрального газопровода и модернизации Центрального железнодорожного коридора, ключевым элементом которого является инфраструктура совместного паритетного АО «УБЖД», осуществляются в рамках Программы Экономического коридора Россия – Монголия – Китай. Проекты масштабные и требуют тщательной проработки.

По газопроводу, насколько я знаю, на сегодняшний день определена трассировка, на завершающей стадии находятся проектно-изыскательные работы, выполнены расчеты инвестиционных и эксплуатационных затрат. Между ПАО «Газпром» и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией ведется согласование условий поставок, которые являются коммерческой тайной. Исхожу из того, что эта важная монгольская инициатива носит взаимовыгодный характер и отвечает интересам всех трех сторон.

Вопросы повышения доходности и модернизации АО «УБЖД», чтобы оно, как Вы выразились, отвечало современным логистическим требованиям, имеют взаимосвязанный характер – без решения первого сложно решить второй. В этом году снята проблема задолженности предприятия. В ходе визита Председателя Великого Государственного Хурала Г.Занданшатара в Москву подписан соответствующий документ. Вопросы проведения грамотной тарифной политики с целью увеличения доходности Общества находятся в двусторонней повестке. Решать их, на мой взгляд, надо решительнее, в том числе, согласно утвержденной сторонами Среднесрочной тарифной политике Общества. Кроме того, УБЖД до сих пор остается еще в некотором роде «социалистическим» предприятием. На нем, например, «висит» множество социальных объектов, оно несет большую финансовую нагрузку по организации пассажирских перевозок, которые при существующих тарифах являются убыточными. Насколько мне известно, сейчас УБЖД уточняет прогнозы грузооборота через железные дороги Монголии до 2030 и
до 2050 годов. По итогам этой работы, видимо, будут рассмотрены варианты и определены объемы финансирования модернизации дороги. Хотел бы напомнить, что УБЖД – паритетное предприятие двух стран с равными долями владения и равной ответственностью. Это предполагает, что и будущие инвестиции в модернизацию дороги будут осуществляться в
пропорции 50 на 50.

Вопрос 5. По данным агентства «Рейтер», высокопоставленные китайские чиновники и представители нефтегазовой отрасти вместо российского газопровода «Сила Сибири – 2» с пропускной способностью 50 млрд м3 отдают предпочтение строительству газопровода «Линия D» из Туркменистана в Китай. Есть ли у Вас информация на этой счет?

Информация «Рейтер» не показалась мне убедительной. Упомянутая ветка газопровода из Туркмении планировалась и раньше. Как мне говорили мои китайские собеседники, с учетом роста потребностей экономики КНР в энергии, особенно в экологически чистой энергии, страна готова будет из дружественных стран покупать столько трубопроводного природного газа, сколько ей будет предложено. На разумных условиях, конечно. Согласно прогнозам специалистов, около 40 % прироста мирового газового потребления в ближайшие 20 лет будет обеспечивать КНР. Так что на емком китайском рынке газа хватит места и среднеазиатскому, и российскому топливу.

Вопрос 6. Премьер-министр Монголии выразил желание совместно с Россией реализовать проект строительства ГЭС на р.Эгийн-Гол. Какую позицию занимает Правительство России по данному вопросу?

Российская сторона по этому поводу неоднократно заявляла, что для нее безусловный приоритет – обеспечение экологической безопасности озера Байкал и прилегающих территорий. Монгольские партнеры нас слышат и согласны с тем, что обсуждение вопроса о возможном негативном влиянии упомянутого проекта на Байкал надо выводить с уровня СМИ и непродуктивных дискуссий в интернете на уровень интенсивного диалога экспертов профильных правительственных ведомств двух стран. Для такого диалога есть специальная площадка с длинным названием – двусторонняя рабочая группа для комплексного рассмотрения вопросов, связанных с планируемым строительством в Монголии гидротехнических сооружения на водосборной территории реки Селенга. Мне, между прочим, тоже очень интересно узнать оценки экспертов, своего мнения по этому вопросу я пока не имею. Хочется верить, что ими будет признано, что какого-либо вреда экологии строительство ГЭС не нанесет, и это начинание будет совместно претворено в жизнь. Так что давайте подождем, что скажут компетентные специалисты.

Вопрос 7. Во время ВЭФ заместитель Министра иностранных дел Российской Федерации Андрей Руденко заявил, что Москва поддерживает вступление Монголии в ШОС в качестве полноправного члена. Окажет ли вступление Монголии в ШОС какое-либо влияние на Россию?

В России будут конечно же рады вступлению Монголии в ШОС в качестве полноправного члена. Это будет означать, что этап почти двадцатилетнего наблюдения Монголии за деятельностью этой организации завершен, что она полностью солидаризировалась с ее целями. Напомню основные из них, обозначенные в Хартии ШОС:  укрепление взаимного доверия, дружбы и добрососедства; развитие многостороннего сотрудничества в целях поддержания и укрепления мира, безопасности и стабильности в регионе; содействие построению нового демократического, справедливого и рационального политического и экономического международного порядка; поощрение эффективного регионального сотрудничества в областях, представляющих общий интерес; содействие всестороннему и сбалансированному экономическому росту, социальному и культурному развитию в регионе; противодействие терроризму, сепаратизму и экстремизму; содействие обеспечению прав и основных свобод человека; совместный поиск решений проблем, которые возникнут в XXI веке. Разве какая-то из этих целей противоречит внешнеполитическому курсу суверенной демократической Монголии? Понимаю, для Улан-Батора очень важно мнение «третьих соседей». Но один из них – Индия – является членом ШОС. Другой – Турция, очень даже позитивно относится к этой организации. Еще один член – Узбекистан, например, также, как и Монголия, не является участником какого-либо военно-политического блока и, как и она, проводит «многоопорную» внешнюю политику. Конечно же, полноценное членство в ШОС не стоит трактовать как выбор Монголией «антизападной», «пророссийской» или «прокитайской» ориентации.

В Улан-Баторе указывают на то, что ШОС за годы своего существования не продвинулась в реализации каких-либо крупных экономических проектов. Да, принимавшиеся организацией программы многостороннего экономического сотрудничества носили индикативный необязывающий характер и не дали видимых результатов. Вместо этого члены ШОС акцент сделали в основном на двух- или трехсторонних проектах или на экономической интеграции в рамках ЕАЭС. Однако, если вы посмотрите еще раз на вышеперечисленные цели ШОС, то поймете, что экономическое взаимодействие не было изначально приоритетом организации и, пожалуй, не является стержнем ее работы и сейчас. Так что в плане финансового и инвестиционного донорства или иного спонсорства ШОС для Монголии представляет ограниченный интерес. Впрочем, следует признать и то, что за двадцать лет пребывания в статусе наблюдателя Монголия ни разу не выступила с какой-либо проработанной жизнеспособной инициативой в области многостороннего экономического взаимодействия.

Вопрос 8. С начала российско-украинского вооружённого противостояния прошел год. Оно повлекло значительные изменения в мировом порядке, межгосударственных отношениях и международной безопасности. Когда Россия закончит СВО на Украине?

Специальная военная операция закончится тогда, когда будут устранены первопричины конфликта, будут достигнуты поставленные нашим Верховным главнокомандующим цели демилитаризации и денацификации Украины и будут устранены угрозы, которые нам пытаются создать через проект «Украина – это анти-Россия». Чем быстрее блок НАТО, ведущий с Россией самую настоящую гибридную войну руками украинцев, накачивая киевский режим оружием, продолжая масштабные поставки наемников, военных советников, разведывательной информации, поймет, что у него нет шансов нанести России «стратегическое поражение» на поле боя, тем раньше откроются возможности завершения СВО. Пока такого понимания у наших западных «партнеров» явно нет, они по-прежнему не скрывают стремления устранить Россию как серьезного геополитического конкурента, не оставляют попыток заставить нас отказаться от самостоятельного курса во внешней и внутренней политике. Западом развернута агрессивная русофобская кампания. Продолжается и беспрецедентное санкционное давление, которое негативно влияет на нашу экономику, хотя далеко не в той степени, как хотелось бы на Западе. Российская экономика адаптировалась к новым внешним условиям и демонстрирует высокую устойчивость (рост ВВП по итогам 2023 года будет на уровне 2,8-2,9 %). Хотел бы особо подчеркнуть, что для будущего России архиважно, что санкции заставляют нас становиться все более самодостаточными, поступательно возвращать и укреплять свой экономический, финансовый, промышленный, технологический, информационный и образовательный суверенитет.

Вопрос 9. Вы как дипломат как видите будущее войны на Украине?

Любой вооруженный конфликт рано или поздно заканчивается. Завершение горячей фазы противостояния на наших условиях не за горами. У России помимо силы боевого духа и высокой мотивации воинов растущее военно-технологическое превосходство. Неизбежно последует фаза дипломатического урегулирования. Нам нужна внеблоковая нейтральная Украина, в которой не будут притесняться ее русские и русскоязычные жители, каноническая православная церковь, где будут законодательно запрещены любые формы проявления нацизма, который пышным цветом расцвел на Украине особенно после государственного переворота 2014 года. В более широком плане будем стремиться к формированию более справедливой архитектуры международных отношений, которая должна отражать многообразие современного мира, обеспечивать стабильные внешние условия для успешного социально-экономического развития и повышения благосостояния населения всех без исключения стран, а не только стран «золотого миллиарда», при которой ни одной стране или военно-политическому блоку не должно принадлежать право обеспечивать свое существование за счет других, а безопасность одних государств не будет строиться на подрыве безопасности других.

Пресс-служба Посольства России в Монголии

главная